Одесский юмор

К одной старой еврейке, торговавшей редиской на Привозе по 10 гривен за пучок, каждый день подходит один и тот же молодой человек, оставляет ей десятку, но редиску не берет. И вот однажды, когда он в очередной раз отстегнул бабке чирик, та хватает его за руку. Молодой человек говорит:
— Я так понял, вам интересно, почему я оставляю вам деньги, но ничего не беру?
— Нет, это меня как раз не интересует. Просто с сегодняшнего дня редиска стоит 15 гривен.

В чём сложность поддержки большого проекта?

Маркетолог спрашивает программиста:

В чём сложность поддержки большого проекта?

Программист:

Ну представь, что ты писатель и поддерживаешь проект “Война и мир”. У тебя ТЗ — написать главу как Наташа Ростова гуляла под дождём по парку. Ты пишешь “шёл дождь”, сохраняешь, вылетает сообщение об ошибке “Наташа Ростова умерла, продолжение невозможно”. Почему умерла? Начинаешь разбираться. Выясняется, что у Пьера Безухова скользкие туфли, он упал, его пистолет ударился о землю и выстрелил в столб, а пуля от столба срикошетила в Наташу. Что делать? Зарядить пистолет холостыми? Поменять туфли? Решили убрать столб. Получаем сообщение “Поручик Ржевский умер.” Выясняется, что он в следующей главе облокачивается о столб, которого уже нет…

Кто кого

С женой играем в интересную игру: Назвали её «кто кого»…
Суть игры в том, что мы договорились с ней что:
я не бреюсь пока она меня не подстрижёт,
она меня не стрижёт, пока я её не отведу в кино,
я её не веду в кино, пока она мне не подошьёт штаны,
а она мне не подшивает штаны, пока я не брошу пить пиво,
я же в свою очередь не бросаю пить пиво до тех пор, пока она мне не даст.
А самый прикол заключается в том, что она мне (небритому и нестриженому с перегаром) давать не хочет, пока я не побреюсь и не завяжу пить…
Так и сижу, небритый, бухой, 2 недели не трахавшийся при живой жене, но зато блин с принципами.

Ми ту вам офіційно війну декляруємо!

Дзвінок. Путін знімає слухавку.
— Гальо, пане президенте, ту Місько зі Станіславова! Телефоную, жеби вам вповісти, же ми ту вам офіційно війну декляруємо.
— Хорошо, Миша. Это важная новость. А большая у Вас армия?
— Ну, зараз… (рахує) Я, Влодко, сусід Стефко і всі, шо ту в преферанс грали. То нас разом вісім.
— Должен признаться, Миша, что у меня в Армии 100 тысяч человек, которые только ждут моего приказа.
— Холєра ясна, я зара вам віддзвоню.

(за якийсь час)…
— Гальо, прошу пана президента, стан війни не скасовано! До нас приєдналося ше штири хлопаки з сусідньої кнайпи.
— Должен сказать тебе, Миша, что после последнего нашего разговора я увеличил армию до 200 тысяч человек!
— Най го холєра вхопе! Я ще зателефоную.

(за якийсь час)
— Слава Йсу, пане Путін! Я сі тєжко вибачєю, але мусимо ся вицофати з тої войни.
— Неужели? Очень жаль. А почему это вы вдруг передумали?
— Ну, ми ту посиділи за пару гальбами пива, так си між собов порадили, і вздріли, же аж ніяк не зможемо нагодувати 200 тисяч плєнних.

Место рождения?

— Задержанный, место рождения?
— Пишите Кaзaхстaн!
— А точнее?
— Все менты пишут просто: Кaзaхстaн.
— Ты это, ещё меня тут будешь учить??? !!!
— Пишите: Кaрмaкшинський рaйон Кызылординской облaсти село Яникургaн!
— Тaк и зaпишем… Кaзaхстaн…